Интервью с Владимиром Войновичем

Интервью с Владимиром Войновичем

Известный писатель Владимир Войнович выпустил автобиографический роман. По этому поводу корреспондент АИФ взял у него интервью. Послушав это интервью, я нашла много совпадений с мыслями, которые я высказала в своем последнем посте.

Все мы любим находить подтверждение своим мыслям, особенно, если это идет от авторитетных людей. Хотя и вопрос авторитета также спорный. Для кого-то Владимир Войнович известный писатель, а для кого-то злобный диссидент, клевещущий на свою Родину. Тем не менее, я решила это интервью поместить на своем блоге.


Дождитесь, пожалуйста. загрузки видео





Хочу также предложить Вашему вниманию проект Гимна России, написанный Владимиром Войновичем, а также выдержки из интервью, проведенных с писателем.


Гимн Российской Федерации (Проект)

Распался навеки союз нерушимый,

Стоит на распутье великая Русь:

Но долго ли будет она неделимой,

Я этого вам предсказать не берусь.

К свободному рынку от жизни хреновой,

Спустившись с вершин коммунизма, народ

Под флагом трехцветным с орлом двухголовым

И гимном советским шагает вразброд.


Припев:


Славься, отечество наше привольное,

Славься, послушный российский народ,

Что постоянно меняет символику

И не имеет важнее забот.

Когда-то под царскою властью мы жили,

Но вот наступила заря Октября.

Мы били буржуев и церкви крушили,

А также поставили к стенке царя.

Потом его кости в болоте достали

Отправили в Питер на вечный покой.

Простите, товарищи Ленин и Сталин,

За то, что дошли мы до жизни такой.


Припев:


Сегодня усердно мы Господа славим

И Ленину вечную славу поем.

Дзержинского скоро на место поставим

Тогда уж совсем хорошо заживем.

Всем выдадим всё: офицерам - квартиры

Шахтерам - зарплату, почет - старикам

А злых террористов замочим в сортире,

Ворам-олигархам дадим по мозгам.


Припев:


Коррупционеров отправим в Бутырку

Чтоб знали насколько закон наш суров.

Зато мужикам раздадим по бутылке,

А бабам на выбор дадим мужиков.

Символику примем, заплатим налоги,

И - к светлой заре по прямому пути.

Вот только б опять дураки и дороги

Нам не помешали до цели дойти.


Припев:


Славься, отечество наше привольное,

Славься, послушный российский народ,

Что постоянно меняет символику

И не имеет важнее забот.

Источник: АИФ


Европейские ценности выше наших


AIF.RU: – Вы эмигрировали очень поздно, позднее многих, в 1980 году, за пять лет до Горбачёва, немного не досидели до перестройки. Не жалеете о своем эмигрантском опыте?

В. В.: – Нет, не жалею. Напомню читателям, что я эмигрировал не по своей воле, меня выгнали, и я не был внутренне подготовлен к эмиграции. Хотя я представлял, что этим может кончиться, но не был готов. Поэтому испытал шок, когда попал за границу. Но потом, пожив там, я понял, что этот опыт для меня очень важен. Поэтому я не только не жалею, но даже благодарен судьбе, что мне и это тоже выпало.

Я судьбу благодарю за всякий опыт. И за то, что служил в армии, хотя это было тяжело, и за то, что в колхозе работал. Вообще, если ты хочешь понять свою страну, нужно пожить ещё и за границей. Когда внутри сидишь – ничего не понимаешь. Когда я оказался за границей и сотрудничал с радио «Свобода» (в штате там никогда не работал, но сотрудничал), ко мне было много обращений из газет и журналов написать о Советском Союзе. И я понял, что о Советском Союзе меньше всего осведомлены советские люди. И я, уже посмотрев с Запада, стал советским людям рассказывать о том, как они живут. В выработке этого взгляда мне очень пригодился заграничный опыт.

AIF.RU: – Основываясь на этом заграничном опыте, скажите, может ли Россия когда-нибудь стать европейской страной, как об этом мечтали реформаторы начала 1990-х?

В. В.: – Я думаю, что Россия когда-нибудь неизбежно станет европейской страной или погибнет. Весь мир когда-нибудь придет к ценностям, которые выработаны в Западной Европе. Я считаю, что за устройством западного мира стоят трёхтысячелетние усилия лучших умов человечества. У истоков западной демократии стояли римские, греческие философы, которые, сидя в бочках (смеётся), много думали, как лучше устроить общество. Западное общество прошло через много проб и ошибок, через какие-то дикости, но это в целом позади.

А у нас много высокомерных людей. Они говорят: вот, они нас еще будут учить! Как будто мы уже всему научились. А они нас и не собираются учить. Они просто существуют, а нам надо посмотреть на это и увидеть хотя бы такие простые вещи, что где больше свободы и демократии, там и материальная жизнь гораздо лучше.

У нас постоянно говорили: что мне эта демократия, мне лишь бы колбасы хватало. Так вот – там, где нет демократии, и колбасы не хватает. Жизнь в западной Европе лучше именно потому, что там есть свобода и демократия, потому что там люди постоянно находятся в состоянии выбора пути и выбора людей, которые ими будут управлять. Поэтому там больше продуктов, там лучше автомобили, самолеты, там чище дороги… Я думаю, что мир к этому неизбежно придёт.

И даже наша страна сделала небольшой шаг туда, пусть очень неохотно. Я смотрю эти ток-шоу, когда проклинают Запад и Америку, а всё равно некий шаг сделан в результате перестройки и так называемых лихих 90-х. Какие бы они ни были лихие, а люди стали ездить на Запад, стали читать что-то западное, стали получать с Запада информацию, пересели на иностранные машины (и увидели, что они гораздо лучше), поездили по западным дорогам…

И это проявляется в мелочах, в вежливости друг к другу. Когда я в первый раз приехал после эмиграции, люди были злые, все идут, друг друга не видят, в метро дверями хлопают, никто не придержит. Потом я стал замечать, что некоторые придерживают, оглядываются, не идёт ли кто сзади.

То же на дорогах. Я уже говорил, что купил «Жигули», а тогда появились иномарки и никогда не пропускали: выезжаешь откуда-нибудь, прут, не уступят. Сейчас я, правда, не на «Жигулях» езжу, но у меня скромная машина по нынешним понятиям. Но уступать друг другу стали намного чаще: двое-трое пронесутся, а потом какой-нибудь человек покажет: «Пожалуйста, проезжайте!»

Ещё очень хороший пример: на зебре стали останавливаться – может, конечно, потому что за это стали штрафовать, но раньше никому в голову не приходило остановиться! Я знал одну старушку, которая приехала из Америки и очень хорошо знала правила движения. Поэтому её задавили. Она увидела пешеходный переход и пошла по нему, её прямо на месте и задавили. А сейчас останавливаются, пропускают. Мы этому учимся. Какие-то люди уже понимают, что демократия для чего-то нужна, для чего-то нужны выборы, и хорошо бы выбирать хотя бы одного человека из двух, а не одного из одного. Какой-то шаг сделан, хотя бывают и шаги назад, но всё равно движение в эту сторону есть и будет.

AIF.RU: – Прошедшими только что на Украине выборами Вы интересовались?

В. В.: – Да, очень интересуюсь, хотя если спросить, за кого я из двух оставшихся кандидатов, я скажу, что ни за кого. Но там всё-таки хоть какие-то выборы, интересно.

AIF.RU: – Как Вы думаете, Украине стоит ориентироваться более на Европу, чем на Россию? Потому что у них действительно стоит такой объективный выбор, никуда от него не деться. С точки зрения Украины, а не России, как будет лучше?

В. В.: – А ещё есть мои собственные интересы. Я жил на Украине, и мне по-человечески очень жалко, что мы живем поврозь. Но вообще – конечно, европейские ценности выше наших. И поэтому такая большая часть населения Украины, естественно, смотрит туда, на Запад. По разным причинам, конечно. Ещё и потому, что если будет Евросоюз, шенгенская зона, то украинцы станут европейцами, смогут свободно ездить, торговать… Но я считаю, что и России надо туда же смотреть, в ту же сторону. Мы должны в какой-то степени европеизироваться. Я понимаю, что много людей на меня и за это рассердятся или уже сердятся, но я считаю, что нам очень надо поучиться.

Я однажды выступал в Америке, там была смешанная публика – американцы и наши эмигранты. И я говорил, что американцам у советских людей учиться нечему, а советским есть чему поучиться. После этого ко мне подошел человек и спросил: «Почему же им нечему у нас учиться?» Я поинтересовался: «А чему вы их можете поучить?» Он сказал: «Я 17 лет сидел в лагере». «И вы хотите их научить, как сидеть в лагере?!» «Нет, я хочу их научить, как избежать этого». Я сказал: «Но вы же не избежали, а они избежали. Как же вы будете их этому учить?»

Чему учить? У нас было татарское иго, крепостное право, советская власть и маленькие просветы. В общем, стоит умерить гордыню, которая очень проявляется в разных телевизионных шоу, например у Шевченко, когда собираются люди и начинают говорить о кознях американцев, европейцев, и что во всех наших бедах виноват Запад, а конкретно Америка.

AIF.RU: – Спасибо большое, Владимир Николаевич, на этой доброй ноте мы и закончим. Наверное, часть наших читателей будут комментировать это интервью жёстко, но часть – наверняка благожелательно. Спасибо!


«Люди любят обижать и обижаться»


AIF.RU: – Анастасия интересуется: «Владимир, какой период вашей жизни вам было сложнее всего описать?»

В. В.: – Пожалуй, труднее всего, как ни странно, было описывать диссидентство, эмиграцию. Хотя вроде бы оба периода насыщены эмоциями, даже приключениями. Легче всего у меня шло детство.

AIF.RU: – Как раз там, где Вы пишете об эмиграции, о литературных взаимоотношениях, Ваша книга становится очень резкой. Оценки ныне живущих и покойных людей часто выглядят очень нелестными, например когда вы пишете о Владимове, о Максимове. Это принципиальная позиция – писать только правду, только то, что думаете, даже в ущерб вежливости?

В. В.: – Ну какая вежливость может быть в литературе, в воспоминаниях! Я пишу в книге правду, я ни на кого не клевещу, не возвожу напраслину. Я никогда даже о человеке, к которому отношусь не очень хорошо, не скажу того, в чём я не уверен. У меня нет никакого желания напрасно очернить человека. Но я видел таких людей. Как я тут написал, я не иконописец, а реалист. Я пытаюсь изобразить этих людей такими, какими я их видел.

AIF.RU: – Вы ожидаете каких-то претензий в связи с бескомпромиссностью своей книги? Или, может быть, уже посыпались упрёки?

В. В.: – Пока что претензий не было, но они, безусловно, будут. Мне к этому не привыкать. Меня всё время ругают. За «Чонкина» ругают, и за новую книгу будут ругать.

Когда я занялся живописью на склоне лет, как ни странно, меня за неё почти никто не ругал, я слышал почти только приятные слова. Литература, которой я занимаюсь много лет и, может быть, чего-то в ней достиг, меня за нее ругают постоянно и самыми последними словами, в том числе и ваши читатели. Дело в том, что описание реальных людей не может никого не задевать. У нас люди крайне обидчивые. У нас люди любят обижать и обижаться.

Например, о ком-то я написал по ошибке, что он носил очки в золотой оправе. Человек так обиделся! Он передавал мне через кого-то, что всегда носит очки в роговой оправе. И очень много таких случаев, особенно с вдовами. Если описываешь умершего человека и если жива вдова – она всё равно придерется: как бы ты хорошо ни написал, она скажет, что недостаточно.

Это касается многих вещей, даже когда пишешь пародии. Когда я написал «Москву 2042», там у меня Сим Симыч Карнавалов такой, мне говорили: вы не написали, что Солженицын храбро воевал, что он орденоносец!.. Я говорю: если бы я писал о Солженицыне, я бы написал, но я писал о Сим Симыче Карнавалове, который храбро не воевал и не был орденоносцем. Даже к вымышленным героям придираются, что уж говорить о реальных людях. Но без правдивого, трезвого описания их какие могут быть воспоминания? Воспоминания интересны только тогда, когда они правдивы.

А я, во-первых, жил в очень сложное время, а во-вторых, эмиграция – это вообще особые условия, где люди странным образом проявляются, где все время они находятся в состоянии соперничества, не всегда красивого. Но я описываю реальных людей. Как они вели себя тогда, так и вели. Вот Максимов – он был человек, конечно, сложный, незаурядный, но были какие-то черты характера, которые делали наши отношения очень напряжёнными. И я не мог это обойти.

Или вот другой человек, которого я сейчас не назову, но в книге его имя есть. Человек, которого я на самом деле люблю, но описывается важный момент моей биографии, и я не могу не описать кусочек с его участием, я там даже извиняюсь перед ним. Говорят, что ради красного словца не пожалеешь мать и отца, а уж ради истины – помните, «Платон мне друг, но истина дороже» – часто приходится говорить вещи, которые кому-то не понравятся.

AIF.RU: – Эта душевная бескомпромиссность, она у Вас от отца? Вы описываете его как исключительно принципиального человека.

В. В.: – Да, возможно.

AIF.RU: – А Вам самому приходилось представать в чужих мемуарах в виде, который бы Вас не устраивал?

В. В.: – А меня не слишком много упоминали в мемуарах. А пародии на меня писали. Например, был такой писатель Шевцов, когда-то знаменитый тем, что он написал роман «Тля», ужасный по качеству, но который издавался огромными тиражами в советское время и обратил на себя внимание тем, что состоял сплошь из негативных описаний неугодных этому человеку людей. Я с ним лично не был знаком, но он написал вот такую пародию:

У меня был рассказ «Хочу быть честным». Так вот, там у него фигурирует некий человек, который написал пьесу «Хочу быть порядочным», и этот человек, Наум Гольцер, убил свою мать, намотал её кишки на палку… Я не обиделся, потому что какие чувства это может вызывать, кроме презрения и пожимания плечами. Писали – ну пускай пишут. Меня это, правда, мало задевает. Обо мне больше писали не в воспоминаниях, а в критике, публицистике.

Был у меня такой приятель, Поповский, который, когда я приехал на Запад, написал: «Ну вот, приехал Войнович со своими побасенками, но это скоро кончится…». Пусть пишут.


Гимн, аборигены и картины


AIF.RU: – раз уж заговорили на околополитические темы. Ваш проект Гимна России, который в 2000 году попал на голосование в Госдуму России (тогда победил нынешний михалковский гимн) – он до сих пор актуален?

В. В.: – По-моему, да. Потому что в нём совмещены несовместимые вещи. Когда я его писал, подумал, что рано вообще писать гимн. Потому что гимн пора писать, когда у страны есть определённое лицо. А тогда, я считаю, лица никакого еще не было. Вообще, суть того, что собой представляет государство Россия, была совершенно не понятна, потому что мы перешли от советской системе к какой-то, и тут же смена ещё от Ельцина к Путину – ясно было, что начинается другая эра… Поэтому я считал, что рановато.

А потом я подумал, что вообще должен выражать гимн? Он должен выражать, что было с этой страной в прошлом, как она выглядит сейчас и какие надежды на будущее. Я понял, что у нас всё это несовместимо. Сейчас мы идём к «свободному рынку», демократии – и в то же время очень ценим наше советское прошлое, когда всякое частное предпринимательство было запрещено, когда мы строили коммунизм, капитализм проклинали, и все равно это прошлое у нас очень хорошее, и Ленин у нас лежит в мавзолее, а царя тоже хороним с почестями, и Дзержинского собираемся поставить… Так что собой представляет это государство? И вот я решил совместить несовместимое и написал все эти признаки прошлого, настоящего и надежды на будущее. Всё там изобразил.

AIF.RU: – Сейчас, наверное, публичное исполнение Вашего гимна будет приравнено к неуважению к государственной символике.

В. В.: – Да, возможно (улыбается).

AIF.RU: – Спрашивает Слава: «Владимир Николаевич, в какой период жизни вы начали рисовать? И проводите ли вы выставки в Москве?» На первую часть, правда, Вы уже ответили – в довольно позднем возрасте…

В. В.: – Да, провожу выставки в Москве, но что-то давно их не было. Одно время было много выставок в разных галереях – и в Москве, и за границей, и в Русском музее в Петербурге. У меня года 2–3 назад была довольно большая выставка в Доме Нащокина, но после этого всё как-то пошло на убыль.

Дело в том, что когда я начал рисовать, я на какое-то время вообще бросил писать – и только рисовал. Поэтому у меня было очень много картин, потом часть из них я продал, их стало меньше, и я немного отошёл от живописи, вернулся к литературе, и был очень занят последние три года. Я занимался живописью, но очень мало. Когда я вернусь к ней и накоплю еще что-то, тогда, может быть, подумаю об устройстве выставке.

AIF.RU: – Наивный, но любопытный вопрос от Володи: «Владимир Николаевич, я очень ценю ваши произведения. Насколько я понимаю, вы черпаете богатейший материал из окружающей Вас жизни, т.е. в европейской действительности. А могли бы Вы, переместившись в пространство культуры зарождающейся, ну, скажем, Австралии, сотворить такой же силы произведения?»

В. В.: – Я что-то не понял, почему в Австралии зарождающаяся культура? Разве что у аборигенов…

AIF.RU: – У них скорее уже вырождающаяся…

В. В.: – Я думаю, что для того, чтобы вообще заниматься литературой, писать книги и всерьез относиться к этой профессии, надо в этой стране вырасти, и что-то впитать с детства. Меня часто спрашивали, почему я не пишу о Германии или Америке. Да сколько бы я там ни жил, я не могу другую страну и другой народ понять так же, как свою страну, как тот народ, среди которого я жил с детства. Дело в том, что в этой стране, чтобы описывать ее, надо в ней вырасти, надо ее всей кожей чувствовать. А в какой-то зарождающейся культуре, как выразился читатель Володя, я себя не представляю.

Если Вам интересны темы, рассматриваемые на блоге Репка, подпишитесь на RSS канал, и Вы будете получать все новые посты прямо в свой компьютер.




Перепечатка этой статьи разрешена, с указанием источника.

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Адрес заметки: http://www.moneymaker-blog.biz/post_1274602085.html
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.


май 2010
пн вт ср чт пт сб вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31